Инспектор полиции знакомый холмса

Шерлок Холмс — dreschanccosig.tk

инспектор полиции знакомый холмса

Публика и полиция никогда не слыхала о сыщике Майкрофте Холмсе. Холмс : – Дорогой Милвертон: – Нет. Один знакомый маркёр. Этот джентльмен. А про инспектора Лестрейда знают только то, что он никто в сравнении с . Случай в лице общего знакомого-фельдшера свёл его с Холмсом, который По мнению сыщика — самый толковый из всех полицейских ищеек. Ему (и. Холмс частоснабжал его свежими сведениями,зачто при необходимости получалот него помощь. Когда на суетливого инспектора со здоровым румянцем во все щеки, который приветствовал Холмсакак старого знакомого .

Впрочем, позже он всё-таки проявил себя культурным крутым. Также он неоднократно упоминал в общении с Уотсоном разных писателей. Гениальный сыщик также имел другие привычки, не столь полезные. Например, он курил трубку Peterson. Но это ещё ничего! Куда хуже, что в отсутствие интересных дел он разнообразил свою жизнь наркотиками.

Мой организм ещё не вполне оправился после афганской кампании. И я не хочу подвергать его лишней нагрузке. Но зато я открыл, что они удивительно стимулируют умственную деятельность и проясняют сознание.

Так что их побочным действием можно пренебречь. Я допускаю, что мозг ваш начинает интенсивно работать, но это губительный процесс, ведущий к перерождению нервных клеток и в конце концов к слабоумию. Вы ведь очень хорошо знаете, какая потом наступает реакция. Нет, Холмс, право же, игра не стоит свеч!

Как можете вы ради каких-то нескольких минут возбуждения рисковать удивительным даром, каким природа наделила вас? Поймите, я говорю с вами не просто как приятель, а как врач, отвечающий за здоровье своего пациента. Я ненавижу унылое, однообразное течение жизни.

Ум мой требует напряжённой деятельности. В годы, когда писал Конан Дойль, эти препараты считались отличными средствами от нервного истощения и меланхолии и вполне свободно выписывались врачами. Зато столь естественное средство получения приятных ощущений, как секс, он не практиковал. Из всех женщин его привлекала только Ирэн Адлер, и то не как представитель противоположного пола, а как достойный противник и мыслитель.

Что же до влечения к представителям своего пола, эта тем популярна в анекдотах и фанфиках, но автор не давал никаких поводов к таким домыслам. У сыщика были и другие весьма полезные в его деле качества. Например, он обладал выдающимся актёрским талантом, мастерски управляя жестами, голосом и мимикой. Для маскировки ему не нужен был грим. Холмс регулярно обманывал и доктора Уотсона, и миссис Хадсон, не говоря уже обо всех прочих.

Тонкий психолог, Холмс зачастую выступал как живой детектор лжи. С клиентами и Уотсоном он общался вполне благожелательно. А вот с коллегами-криминалистами тем же Лейстредом ШХ периодически проявлял себя как благовоспитанный козёл.

Им доставалось на орехи, причем в безукоризненных выражениях: Например, он завёл знакомства среди уличных мальчишеккоторых использовал как агентов ну кто обратит внимание на маленького оборвыша? В свою очередь, они его уважали и, кажется, даже любили. Холмс признавался, что был бы величайшим преступником, если бы не принципы, которые повелевают ему бороться с преступностью. И ярко выраженный эксцентрик.

Склонен к нетрадиционным методам расследованиячто иногда обыгрывалось в адаптациях. Он нарисовал Холмса в такой кепке где-то в поезде. По тогдашней моде она предназначалась исключительно для сельской местности; в городе её не мог носить даже такой эксцентричный джентльмен, как Холмс. Но более поздние иллюстраторы и адаптаторы, не знавшие тонкостей викторианской модыпосчитали, что сыщик носил её. Правда, что сыщик носил в городе, не говорится.

Наверно, обычную шляпу или котелок. Почти все дореволюционные переводчики были евреями и транскрибировали с любого языка как с идиша. Бедный врач разделил судьбу Уолтера Скотта и Джорджа Уошингтона. В современной транскрипции Wa- передают как Уо- и в переводах под ред. Чуковского доктор уже стал Уотсоном. Однако фильмы Масленникова со старым вариантом более популярны, чем современные переводы.

Личность Джона Джеймса Хэмиша Уотсона проста как три шиллинга. Пособие он быстро прокутил и начал искать недорогое жильё. Случай в лице общего знакомого-фельдшера свёл его с Холмсом, который нуждался в этом. Отставной военный хирург заинтересовался странностями в поведении соседа и даже заподозрил его в принадлежности к преступному миру.

Холмс никогда бы не стал звездой всемирного масштаба, если бы судьба не столкнула его с летописцем. Сам-то он был далеко не тщеславен: Итак, повествование ведётся от лица Уотсона [7]который стал POV цикла, а единственный главный герой. Множество читателей восприняло мистера Холмса как реального человека. Так простой английский медик стал кодификатором персонажа Доктор Ватсон. Из приятных исключений можно назвать фильмы Масленникова и Гая Ричи, а также современные сериалы. Другое дело, что Уотсон, зная способности, методы и характер Холмса, предпочитает не путаться у друга под ногами и не лезть со своей помощью, пока его об этом не просят.

Что мы ещё знаем о Джоне? Ниже ростом и коренастее, чем его товарищ. Чего мы не знаем? Куда именно он был ранен.

Ещё мы не знаем, сколько у доброго доктора было жён. Однако исследователи-шерлокианцы в попытках составить непротиворечивую хронологию рассказов непременно сталкиваются с упоминаниями о семейной жизни Уотсона в рассказах, по времени действия никак не помещающихся в эти рамки; из этого делается вывод, что доктор как минимум ещё один раз женился повторно. Некоторые же насчитывают у него вплоть до четырёх жён!

Профессор Мориарти[ править ] Это Самый Главный Гад всей холмсианы и тропнеймер для криминального гения, который противостоит великому детективу. Данные об имени Мориарти противоречивы [8]. Что это за слухи? Как летний профессор математики может организовать почти все преступления? Даже после своей смерти М. Иронично, но закончилось оно, по сути, потасовкой. Известен в научных кругах своими работами, ценитель живописи, философ и вообще производит на собеседников благоприятное впечатление.

Билли, мальчик-слуга, помогающий по хозяйству миссис Хадсон в поздних рассказах. Просочился в канон из пьесы Жиллета. Стэнли Хопкинс, представитель нового поколения сыщиков Скотланд-Ярда. В отличии от вышеперечисленных, считает Холмса кем-то вроде учителя и наставника. Майкрофт Холмс, старший брат Шерлока, сотрудник правительства. Ему вручают заключения всех департаментов, он тот центр, та расчетная палата, где подводится общий баланс. Владеет дедуктивным методом даже лучше Шерлока, но предпочитает действию размышления в кресле.

Умудрилась обвести вокруг пальца самого крутого сыщика! Тоби, помесь спаниеля и шотландской ищейки. Правда, есть основания полагать, что это другое дело с тем же названием — действующие лица не сходятся… Смотри ниже Совместное творчество.

Есть шанс, что дело квалифицируют как самооборону, но разбирательство точно поломает паре жизнь, и после небольшой проверки на вшивость Холмс отпускает моряка.

  • Шерлок Холмс

При этом его явно мучит совесть, что пришлось обмануть молодого сыщика Стэнли Хопкинса, считающего Холмса учителем, но так по крайней мере не придется перекладывать эту моральную дилемму на плечи Хопкинса. Поняв, что законные методы бессильны против заглавного шантажистаготового поломать жизнь достойной женщине, Холмс и Уотсон всерьёз рассматривают возможность банально дать ему по башке табуретом и обшмонать в поисках компрометирующего письма, а позже решаются на кражу со взломом с целью вскрыть сейф гада и уничтожить всю его коллекцию.

Джефферсон Хоуп и правда не дожил до суда, но только потому, что у него было очень больное сердце. Вообще-то в данном случае симпатии автора полностью на стороне Хоупа. Да и у Николая Караченцова Хоуп получился очень и очень симпатичным и вызывающим сочувствие. Первое знакомство Уотсона и читателя с Холмсом: Шерлок Холмс, не успев поздороваться, радостно демонстрирует пробирку, объявляет, что нашёл безотказный реактив для распознавания следов крови, а затем с ходу определяет, что Уотсон служил в Афганистане.

В таком же ключечто характерно, вспоминал самого Холмса Эркюль Пуаро, вовсе не считая его эталоном. Пока я был жив, судьба не дарила нам длительных встреч. Теперь же я говорю с вами, будучи мертвым, и прошу вспомнить ту предпоследнюю беседу, когда умолял оставить меня в покое. Вы не сделали этого и теперь пеняйте на. Я раздавлю вас, но до этого над вами будет потешаться все Соединенное Королевство.

Имя Шерлока Холмса окажется навсегда опозоренным. Если у вас есть веревка, сэр, незамедлительно воспользуйтесь ею.

Это единственно верный выход.

Персонажи рассказов о Шерлоке Холмсе

С наилучшими пожеланиями Джеймс Мориарти". Признаюсь, мне стало не по себе, и я невольно содрогнулся. Очевидно, Мориарти, которому каким-то образом удалось спастись, или его сообщники устроили похищение рукописи с тем, чтобы дискредитировать. Но у нас еще есть время. Располагайте мной как вам будет угодно. С этими словами Холмс вынул из фарфоровой чашки очищенную реактивом монету, завернул ее в носовой платок и, набросив свой ульстер длинное свободное пальтоисчез на весь день.

II Вечером у меня был прием пациентов, а утром, открыв во время завтрака газету, я прочитал сообщение, набранное все тем же двойным миттелем: Мистеру Холмсу удалось добиться от младшего хранителя отдела рукописей Британского музея бакалавра Лукаса признания в том, что он выносил списки "Ворона" пять лет тому назад за пределы библиотеки по просьбе профессора Зайгеля.

Лукас утверждает, что в тот же день рукопись была возвращена на место. Знаменитому сыщику удалось также встретиться с профессором Элсуортом".

Признаться, я не предполагал, что он будет так хорошо осведомлен о всех моих действиях. Но думаю, что сегодня или завтра все встанет на свои места.

Сейчас я собираюсь посетить своих старых знакомых, а вам, мой друг, предстоит визит в редакцию "Дейли Телеграф" с тем, чтобы узнать, кто публикует отчеты. К моему удивлению, не прошло и часа, как я, беседуя с редактором, выяснил, что никакого секрета в том, откуда появляются сообщения. Адвокатская контора "Теренс, Маккобер и Хартли", расположенная в Сити на Ломбард-стрит, оплатила двойной тариф объявлений и ежедневно присылает материал для публикаций.

Я помчался в контору. Поднявшись на второй этаж старого дома из красного кирпича, я без труда отыскал дубовую дверь с металлической табличкой. Дверь была открыта, и навстречу мне из-за конторки вышел молодой веснушчатый человек в твидовой паре и галстуке, заколотом булавкой.

Узнав о цели моего визита, он вяло улыбнулся. Мы выполняем распоряжения клиента. Естественно, что мы не можем открыть его имени. Мне ничего не оставалось делать, как покинуть контору.

Не успел я, однако, спуститься по лестнице, как мое внимание привлек высокий, довольно красивый человек в дорогом, безупречно сшитом пальто и щегольских ботинках, густо покрытых засохшей грязью. В Лондоне не было дождя, поэтому я взял на себя смелость предположить, что господин, соскочивший с кэба в трех шагах от меня, приехал из пригорода.

Увидев выглядывавший из кармана его пальто краешек плотного желтого конверта, я вспомнил о том, что видел точно такой же совсем недавно в редакции "Дейли Телеграф". Сомнений не осталось - именно он был тем клиентом конторы "Теренс, Маккобер и Хартли", которого мы искали.

Я едва справился со своими чувствами, сожалея, что рядом нет Холмса, дабы разделить с ним радость удачи. Через несколько минут высокий господин вышел из конторы, огляделся и быстро сел в поджидавший его кэб.

В то же время подъехал четырехколесник. Но то ли кучер оказался неповоротлив, то ли лошадь его не привыкла к быстрому бегу, вскоре мы упустили красивого джентльмена из виду. Внезапно, не удосужившись получить моего согласия, возница резко развернул экипаж.

Мой друг, как всегда, был неподражаем, но я, свидетель многих его перевоплощений, все же не мог к этому привыкнуть. Лишь в уютной гостиной на Бейкер-стрит, когда мы потягивали бренди, Холмс объяснил мне, что высокого господина зовут Монтроз и следить за ним нет необходимости. Когда миссис Хадсон принесла почту, Холмс пролистал вечернее приложение к "Дейли Телеграф" и заметно помрачнел.

Его нервные пальцы вновь принялись набивать трубку. Я взял газету и понял, чем была вызвана перемена в настроении моего друга: Не вызывает сомнения, что одной из них была подменена подлинная рукопись.

Мистер Шерлок Холмс против профессора Зайгеля!

инспектор полиции знакомый холмса

Дорога наша проходила мимо зеленеющих полей и куп деревьев, покрывающихся свежей листвой. В ясном небе весело щебетали птицы, но на моей душе будто кошки скребли. Как мы объясним ему свой визит? У Монтроза неплохая коллекция автографов известных писателей, так что наше посещение вполне объяснимо с точки зрения проводимого мной расследования.

Большой двухэтажный дом казался необитаемым. Ставни кое-где были закрыты ржавыми засовами, траву на лужайках давно не стригли, а песок на дорожках не обновлялся целую вечность.

ПОСЛАНИЕ ИЗ АДА

Он погряз в карточных долгах, - пояснил Холмс и, поднявшись по темным выщербленным ступеням особняка, решительно дернул шнур звонка. В отдалении отозвался колокольчик, и вскоре появился дряхлый старик-лакей.

Выслушав нас, он поклонился и попросил подождать. Спустя несколько минут он вернулся и провел нас в гостиную. Монтроз, одетый в строгий черный костюм, стоял, опираясь руками на крышку массивного бюро. Его красивое лицо налилось кровью, как только мы вошли. Кончики закрученных вверх усов задрожали, и раздался хриплый голос: И у вас еще достает смелости Я никогда не видел Холмса таким растерянным. Монтроз потрясал перед нашими лицами свежим номером газеты.

Заглянув через плечо Холмса, я прочел нечто ужасное: Знаменитый сыщик, допускающий существование между профессором Зайгелем и миссис Монтроз тайной связи, подозревает, что похищенная рукопись находится в библиотеке обманутого мужа". III Мы возвращались в Лондон совершенно подавленные. На мои немногочисленные вопросы Холмс ответил парой лаконичных фраз. Ни на минуту не выпуская изо рта трубку, он сосредоточенно смотрел в окно вагона на проплывающие мимо луга и небольшие рощи.

Мысль о приближении неотвратимой развязки настойчиво преследовала мое сознание, причиняя почти физические страдания. Холмс, всемогущий Холмс оказался безвольной игрушкой в руках мстящего за свое поражение мертвеца!

Дедуктивные способности, благодаря которым мой друг разрешил не одну сложнейшую головоломку, оказались бессильными в отношении дьявольских выдумок преступного профессора. Поединок, навязанный Холмсу, предполагал неравные условия борьбы: Оказавшись в нашей квартире на Бейкер-стрит, Холмс незамедлительно поднялся к себе, и вскоре я услышал скорбный плач скрипки.

Протяжные звуки, сменяемые импровизациями и фрагментами знакомых мне мелодий, продолжались в течение нескольких часов. Наконец Холмс вошел в гостиную, застав меня у окна с вечерним выпуском газеты в руках. Я молча протянул ему газету. Ровно через 24 часа читайте сенсационный отчет о результатах расследования". Холмс бросил газету на стол и, устроившись в кресле, раскурил трубку. Утреннее объявление редакция получает вечером, а вечернее Целую ночь он будет ждать своей очереди!

В сильном волнении я бросился к Холмсу. Мы не можем ее упустить, Холмс! Темные глазницы дворцов из гранита, мрамора и кирпича в пять и шесть этажей провожали нас настороженно и неприветливо. Вечером же улицы этой части Лондона совершенно пусты. Однако будьте осторожны, ночью здесь можно встретить сторожей Внезапно Холмс схватил меня за рукав, увлекая под прикрытие колоннады монументального здания. Спустя некоторое время мы миновали узкий переулок и вышли на Ломбард-стрит, прямо к адвокатской конторе "Теренс, Маккобер и Хартли".

Однако эти совершенные инструменты нам так и не пригодились, ибо дверь оказалась открытой. Лицо Холмса сразу стало серьезным. Он напряженно прислушался к призрачному безмолвию пустого дома и, удовлетворенный результатом, прошептал: За всем этим что-то кроется.

= dreschanccosig.tk = Диалоги - Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона - Король шантажа

Поднявшись по ступеням мраморной лестницы, мы попали в темный коридор и, стараясь не производить ни малейшего шума, двинулись на ощупь к дверям конторы, которая также осталась незапертой.

Заглянув внутрь, мы замерли в недоумении. В конце помещения находилась еще одна приоткрытая дверь, из-за которой струился мягкий подвижный свет. Не отставая ни на шаг, я попал в большую комнату, обстановка которой была до того фантастической, что дар речи покинул меня на несколько минут. Прямо напротив дверного проема, где мы с Холмсом замерли в живописных позах, стояло возвышение, увенчанное бюстом красивой женщины в шлеме афинского воина.

Поблизости располагался изящный столик с резными ножками, на нем горела свеча, пламя которой оживляло черты изваяния.

инспектор полиции знакомый холмса

Рядом со свечой лежали книга, конверт и скрипка с порванными струнами. Пока я оказался в состоянии приблизиться к столику, Холмс уже вскрыл конверт, адресованный "мистеру Шерлоку Холмсу", и развернул скрипучий лист бумаги, усеянный мелким изящным почерком.

Последние дни вы, подобно марионетке, повинующейся малейшему движению моих ледяных пальцев, танцевали с таким усердием, что будь я жив, то хохотал бы до колик в животе.

Пост Песочин снова на расслабоне - Ох@евший инспектор-рассист

Мне, как математику, не стоило особого труда рассчитать алгоритм поступков "знаменитого мистера Холмса". Я уверен, что газеты, публикующие ежедневные отчеты о вашей деятельности, заготовленные мной еще в апреле года, не только подробно информируют читателей о малейших ваших передвижениях, но и держат "гениального сыщика" в постоянном страхе быть осмеянным.

Моя власть над вами простирается и сейчас, когда вы, подобно заурядному громиле, вторгаетесь в почтенную адвокатскую контору. Я предугадал и этот шаг, свидетельствующий о вашем бессилии. Полагаю, господа Теренс, Маккобер и Хартли буквально поняли мои распоряжения и подготовили комнату подобающим образом? С прискорбием, мистер Холмс, вынужден утверждать, что вы самый ограниченный из всех сыщиков, которых когда-либо знал свет. По сравнению с господином Дюпеном, например, вы - просто дилетант!

Но главный сюрприз вас ждет завтра, когда будет опубликовано мое последнее объявление. Не ищите текст в конторе, его здесь. Пакет в руках преданного мне лица, которое не замедлит завтра оборвать вашу карьеру подобно струнам этой скрипки. Оставить моего убийцу в дураках - было бы слишком легким и простым наказанием. Мой приговор будет иным: Сколь многое я был бы готов отдать, чтобы иметь сейчас возможность видеть вашу физиономию! Кстати, будьте любезны засвидетельствовать мое почтение доктору Уотсону, который, вне всякого сомнения, стоит рядом с вами.

Найдите для него нужные, ободряющие слова, ведь он, бедняга, будет так скучать в отсутствие своего несчастного друга. Прощайте, мистер Холмс, прощайте навсегда! С наилучшими пожеланиями искренне ваш Джеймс Мориарти". Холмс скомкал письмо и опустил его в карман своего ульстера.

Горящий взгляд на бледном лице скользнул по изваянию женщины. В ту же минуту из темноты первого помещения раздалось отвратительное карканье и в комнату стремительно влетела черная птица. Усевшись прямо на шлем Паллады, она расправила крыло и принялась невозмутимо чистить перья длинным клювом.

Вздрогнув от неожиданности, я прошептал: И взмахнув крылом лениво Он и сейчас насмехается надо. В письме упоминается Дюпен. По - автор рассказов о Дюпене. Что вы помните из этих рассказов, Уотсон? В сильном волнении я стал лихорадочно припоминать известные мне сюжеты, понимая, что от этого зависит нечто важное для Холмса. Кажется, речь шла о талантливом математике Этот математик был также придворным интриганом. Он выкрал письмо, компрометирующее одну особу.

Все попытки обнаружить письмо в доме похитителя заканчивались неудачей. Считалось, что письмо спрятано в потаенном месте, а его Мое спасение зависит от того, как скоро мы сможем вернуться на Бейкер-стрит!

Ворвавшись через некоторое время в нашу квартиру, Холмс бросился к книжной полке и схватил присланный Мориарти трактат о биноме Ньютона. Задыхаясь, я повалился в кресло и молча наблюдал за действиями моего друга, смысл которых оставался для меня тайной за семью печатями. Внимательно осмотрев переплет книги, Холмс резким и неожиданным движением вырвал книжный блок из картонной обложки.

На пол, к его ногам, посыпались узкие полоски бумаги, на которых обычно запечатлевал свои творения бессмертный автор "Ворона". Треть последнего листа отсутствует.